Виртуальная реальность - часть 9



Автор: Иолка Эсон

Бета/Гамма-ридеры: Husuk Kensin

Название: Виртуальная реальность

Дисклеймер: Фанфик экспериментальный. Права на использованных в тексте персонажей принадлежат их авторам.

Размещение: Где угодно, при условии, что текст публикуется полностью, не преследуется коммерческая выгода, и наличии активной ссылки: http://creatstudios.ru/virtual_reality
Рейтинг: R

Жанр: десфик, приключения, фантастика, экшн, POV, киберпанк, эксперимент


Скачать книгуСтатус: Закончен

Скачать книгу: 

Виртуальная реальность - Иолка Эсон.epub 1 МБ

 

Часть 9 > Часть 8 | Начало

Поначалу Иру все забавляло. Она подсела на скамейку к обреченным приятелям, стала наигранно расспрашивать их о Боге и их взглядах на веру, и в конце концов сама стала рассказывать историю об Иешуа и Понтии Пилате. В этот момент она перенеслась в то далекое время и незримо присутствовала на допросе. Понтию Пилату нездоровилось, у него жутко болела голова. Это было заметно по черному облачку, зависшему над головой Пилата, над правой частью его черепа.

Облачко вращалось, выедая способность здраво мыслить. Иру это начинало раздражать. Когда же допрашиваемый Иешуа сказал про головную боль и то, что она скоро исчезнет, она не стала ждать, а протянув руку скомкала облачко, и боль исчезла, голова Понтия Пилата просветлела, и он с большим оживлением заговорил с подсудимым.

Вот только Ира стала уставать от этой истории, ей хотелось действий, а не быть молчаливым наблюдателем.
Тот, кто жаждет зла, а совершает благо, пронеслось в ее голове.

Нет, все не так! Нет ничего кроме времени и наблюдателя. И если, по мнению наблюдателя, время течет слишком медленно, наблюдатель начинает себя развлекать различными способами.

Вот Дима, он сейчас вообще не в сюжете, чем интересно он занят?

Ира поискала других участников сеанса и обнаружила, что все они были здесь, как и она, все они были невидимы, но прекрасно видели ее, впрочем, развитие сюжета их не сильно интересовало, вся эта развлекающаяся толпа висела под сводами верхом на метлах и о чем-то спорили.

Дима, в образе огромного черного кота, словно серфер стоял на метле, балансируя на задних лапах. Похоже он и являлся предметом спора. Массовка разделилась на две половины, одна половина была уверена в том, что кот не сможет играть в квидич, а другая была уверена, что Бегемот справится.

Среди спорщиков из второй половины был Коровин, он гордо восседал на метле с вытянутой рукой, в которой был зажат сектант, и громко считал по-немецки, - Айн, цвай, драй, фир, фюнф, зекс, зибен, ахт, нойн, цейн…

- Да, - подумала Ира, - Этой парочке вполне себе весело. Интересно, а чем занята моя тень, пока я здесь выламываюсь перед этой шутовской публикой? Похоже, у моей тени гораздо лучше меня получается развлекаться, ну-ка взглянем, чем они там заняты…

И девочка переключилась, оказавшись на корабле.

Похоже, они с Димой большим были заняты увлекательной беседой, в которую она и вклинилась.

- И снова я онгелин, не к месту, - подумала девочка на немецком, – Ну да, онгелин – значит не к месту, но почему немецкий?

Или это все из-за счета Коровина? И тут Ира поняла в чем дело. Дима читал ей Фауста в оригинале, на немецком, и ее восприятие в момент переключения было сфокусировано на немецком.

     Вы снова здесь, изменчивые тени,
     Меня тревожившие с давних пор,
     Найдется ль наконец вам воплощенье,
     Или остыл мой молодой задор?
     Но вы, как дым, надвинулись, виденья,
     Туманом мне застлавши кругозор.
     Ловлю дыханье ваше грудью всею
     И возле вас душою молодею.
     Вы воскресили прошлого картины,
     Былые дни, былые вечера.
     Вдали всплывает сказкою старинной
     Любви и дружбы первая пора.
     Пронизанный до самой сердцевины
     Тоской тех лет и жаждою добра,
     Я всех, кто жил в тот полдень лучезарный
     Опять припоминаю благодарно.
     Им, не услышать следующих песен,
     Кому я предыдущие читал.
     Распался круг, который был так тесен,
     Шум первых одобрений отзвучал.
     Непосвященных голос легковесен,
     И, признаюсь, мне страшно их похвал,
     А прежние ценители и судьи
     Рассеялись, кто где, среди безлюдья.
     И я прикован силой небывалой
     К тем образам, нахлынувшим извне.
     Эоловою арфой прорыдало
     Начало строф, родившихся вчерне.
     Я в трепете, томленье миновало,
     Я слезы лью, и тает лед во мне.
     Насущное отходит вдаль, а давность,
     Приблизившись, приобретает явность.
(Гете Иоганн Вольфганг - Фауст - вступление)

Продолжение...


Комментировать

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи ... Авторизуйтесь, через вашу любимую социальную сеть!